Рекомендуем

Достижение цели в три шага Бесплатный курс
Достижение цели в три шага
Как мотивировать и вдохновлять людей Бесплатный курс
Как мотивировать и вдохновлять людей
Управление эмоциями Самоучитель
Управление эмоциями


Бесплатные вебинары


Выразить свое мнение
В чем вы хотели бы прокачаться в первую очередь?
Эффективность
38.8%

Мотивация
21.3%

Переговоры
20.8%

Лидерство
19.1%

Типы бессознательного

Глава "Типы бессознательного" из книги Кена Уилбера "Проект Атман".

Авторы многих научных работ о «бессознательном» просто с самого начала допускают, что оно существует — как процесс, либо как содержание — а затем переходят к описанию его слоев, уровней, оснований, форм или содержаний. Я же убежден, что такой подход следует дополнить вопросами психологии развития и эволюционными соображениями, с одной стороны, и динамическими факторами, с другой.

Позвольте мне привести несколько примеров по самой проблеме. Транзактный анализ говорит о бессознательном (или пред-сознательном) сценарном программировании, содержащем вербальные предписания типа «испытывать вину» или «накапливать тревогу». Задача аналитика — обнаружить такие предписания, сделать их явными и сознаваемыми, тем самым освобождая клиента из-под их принудительной власти. Ради простоты назовем это «вербально-сценарным бессознательным».

Теперь давайте отметим одну простую вещь: у до-вербального ребенка не может быть вербально-сценарного бессознательного. Скорее, сам язык сначала должен возникнуть в ходе развития, потом в него загружаются сценарные предписания, которые должны будут опуститься ниже обычного порога сознания — только на этом этапе и не ранее можно говорить о бессознательном сценарии. По той же причине ребенок на до-фаллической стадии не может иметь фаллическую фиксацию, а до-эгоический младенец не обладает бессознательной структурой характера-«эго», и т. п.

Очевидно, что существующее в «бессознательном» в значительной мере зависит от вопросов развития, — все бессознательное во всех своих формах не просто изначально дано. И все же многие современные авторы, судя по всему, предполагают, что существует некое «трансперсональное бессознательное», присутствующее с самого начала, однако вытесненное. Но, позвольте, если оно похоже на вербальные формы, структуру характера, умственные способности, абстрактное мышление и на высшие структуры вообще, то оно еще не вытеснено, ибо по логике развития у него еще не было даже шанса возникнуть.

Настроившись на такую точку зрения в отношении развития и динамики в противопоставление статике и данности, я очерчу пять основополагающих типов бессознательных процессов. Это именно типы бессознательных процессов, а не уровни бессознательного (хотя мы будем упоминать и о них). Я не собираюсь в своем обзоре исчерпать тему или дать окончательные определения, а лишь хочу указать на те вопросы, к которым, на мой взгляд, должна адресоваться трансперсональная психология.

Основное, или фоновое бессознательное

В слово «фон»* (или основа) я вкладываю, по существу, нейтральный смысл; его не следует смешивать с «Основанием Бытия», или «Первоосновой». Хотя в определенном смысле это понятие и является «всеобъемлющим», фундаментально оно относится к процессу развития. Зародыш «обладает» фоновым бессознательным; по существу, это все глубинные структуры, существующие, как потенциально готовые возникнуть в какой-то точке будущего через воспоминание. Все глубинные структуры, данные коллективному человечеству — принадлежащие каждому уровню сознания — от тела, ума, души и духа до грубого, тонкого и причинного, — погружены в фоновое бессознательное. Они бессознательны, но не вытеснены, потому что еще не входили в сознание (в этой жизни; мы можем говорить о вытеснении этих высших состояний в психологии инволюции или предрождения, о чем см. последнюю главу). Развитие или эволюция состоит из серии иерархических трансформаций или развертываний глубинных структур из фонового бессознательного, начиная с наинизших (плерома и тело) и заканчивая наивысшими (Бог и Пустота). Когда — и если — возникло все, содержавшееся в фоновом бессознательном, тогда остается только сознание: все сознательно, будучи Всем. Как говорил Аристотель, когда все потенциальности актуализируются, то результатом будет Бог.

Заметьте, что фоновое бессознательное по большей части (но, по-моему, навряд ли можно сказать, что полностью) лишено поверхностных структур, поскольку последние в основном выучиваются в ходе развертывания (вспоминания) глубинных структур. Это похоже — но лишь похоже — на идею Юнга об архетипах, как «формах, лишенных содержания». Сам Юнг писал, что архетип (глубинная структура) «определяется своим содержанием [поверхностной структурой] только в том случае, когда становится осознаваемым и потому наполняется материалом сознательного опыта». Каждый человек «наследует» одни и те же базисные глубинные структуры; но каждый выучивает индивидуальные поверхностные структуры, которые могут быть очень схожими или совершенно несхожими со структурами других людей (разумеется, в пределах ограничений, накладываемых самими глубинными структурами).

И, наконец, обратим внимание на то, что, чем ближе глубинная структура к возникновению в сознании, тем более мощно она влияет на уже возникшее сознание. Этот факт оказывается наиважнейшим.

Теперь все следующие четыре типа бессознательного могут быть определены относительно фонового бессознательного. Это даст нам понятие бессознательных процессов, которое будет отражать одновременно структурность и динамику, а также многослойность и развитие.

Архаическое бессознательное

Пионерские усилия Фрейда в психоанализе привели его к постулированию двух фундаментально различных психических систем: системы бессознательного, как он его назвал, и системы сознания. Бессознательное, полагал Фрейд, порождено вытеснением: некоторые импульсы, которым система сознания динамично сопротивлялась, были насильственно удалены из осознания. «Бессознательное» и «вытесненное» составляли для него в основном одно и то же.

Однако со временем Фрейд стал говорить не столько о системе сознания и системе бессознательного, сколько об «эго» и Ид, и эти две формулировки не вполне четко совпадали друг с другом. То есть «эго» было не тем же самым, что система сознания, а Ид — не тем же самым, что система бессознательного. Прежде всего части «эго» (Супер-«эго», защиты и структура характера) были бессознательными, а части Ид — тоже бессознательными, но не вытесненными. По выражению Фрейда, «мы признаем, что Бессознательное не совпадает с вытесненным; по-прежнему верно, что все вытесненное есть Бессознательное, но не все в Бессознательном вытеснено».

Не все, что находится в бессознательном, вытеснено, ибо, как понял Фрейд, кое-что в нем было таковым с самого начала — не каким-то личным переживанием, которое потом вытеснялось, а чем-то, как бы начавшимся уже в бессознательном. Фрейд когда-то думал, что символы сновидений и фантазий можно прослеживать до личных переживаний реальной жизни, однако потом он стал понимать, что многие из таких символов, по-видимому, не могут порождаться личным опытом. «Откуда же тогда необходимость этих фантазий и материал для них?» — слышим мы его вопрос. «Не может быть никаких сомнений насчет инстинктивных источников; но как тогда объяснить, почему одни и те же фантазии всегда формируются с одним и тем же содержанием? У меня есть на это ответ, который наверное покажется слишком вызывающим. Я убежден, что первичные фантазии... являются филогенетическим наследством. В них индивид... дотягивается... до опыта прошедших эпох». В это филогенетическое или «архаическое наследство», он, помимо инстинктов, включил «сокращенные версии эволюции, проделанной всей человеческой расой в течение долго длившихся периодов и с доисторических времен». Хотя Фрейд глубоко расходился с Юнгом во взглядах на природу такого архаического наследства, он все же утверждал, что «полностью согласен с Юнгом в признании существования этого филогенетического наследия».

Для Юнга «филогенетическое наследство» состояло, конечно, из инстинктов и связанных с ними ментальных форм или образов, которые он со временем назвал «архетипами». В представлении Юнга инстинкт и архетип были тесно связаны — почти едины. Как поясняет Фрей-Рон, «связь между инстинктом и архетипическим образом представлялась [Юнгу] столь тесной, что он сделал заключение об их неразрывности... В изначальном образе [архетипе] он видел автопортрет инстинкта — другими словами, восприятие инстинктом самого себя». Что же касается самих архаических образов, точка зрения Юнга такова:

Человек наследует эти образы из своего родового прошлого, которое включает всех его как человеческих, так и до-человеческих или животных предков. Эти расовые образы наследуются не в том смысле, что человек сознательно вспоминает или переживает те образы, которые были у его предков. Они являются скорее предрасположенностью или потенциальной возможностью переживать мир и реагировать на него так же, как это делали его предки [то есть, являются архаическими глубинными структурами].

Таково архаическое бессознательное: это просто самые примитивные и наименее развитые структуры фонового бессознательного — плерома, уроборос и тифон. Они изначально бессознательны, но не вытеснены, а некоторые из них имеют тенденцию оставаться бессознательными и никогда отчетливо не разворачиваются в осознании, кроме как в качестве рудиментарных глубинных структур с очень небольшим поверхностным содержанием или вообще без него. Саморефлексирующее осознание абсолютно недоступно для этих структур, и потому они всегда сохраняют тяжеловесный тон бессознательного, с вытеснением или без него (и это важный момент). «Преобладающее свойство Ид, — пишет Фрейд, — и состоит том, чтобы быть бессознательным», и это природа Ид, а не что-то созданное вытеснением.

Кстати, я не разделяю энтузиазма Юнга по поводу архаических образов, и не приравниваю архетипы, — структуры из высшей тонкой и низшей причинной сфер, — к архаическим образам, являющимся их инстинктивными (как говорил сам Юнг) или тифоническими аналогами. Соглашаясь с ним почти со всем относительно самих по себе архаических образов, я все же не считаю их равными архетипам. Архетипы — это образцовые паттерны проявления, а не старые образы.

Как бы то ни было, следуя и Фрейду, и Юнгу, можно сказать, что в общем смысле соматической стороной архаического бессознательного является Ид (инстинктивное, лимбическое, тифоническое, праническое), а психической стороной — филогенетическое наследство фантазии. В целом же архаическое бессознательное не является продуктом личного опыта; оно изначально бессознательно, но не вытеснено; в нем содержатся самые ранние и наиболее примитивные структуры, развертывающиеся из фонового бессознательного и даже после развертывания тяготеющие к неосознанности. Они до-вербальны и в большинстве своем до-человечны.

Фрейд сам пришел к пониманию значимости дифференциации личного бессознательного (которое мы будем обсуждать в следующем разделе) от архаического. Анализируя симптомы, сновидения и фантазии клиента, важно различать те из них, что являются продуктами действительного прошлого опыта или личной фантазии, от тех, которые никогда им лично в этой жизни не переживались, а вошли в сознание через безличное архаическое наследство. На мой взгляд, с первыми лучше иметь дело аналитически, со вторыми — мифологически.

Погружающееся бессознательное

После того, как какая-либо глубинная структура возникла из фонового бессознательного и приобрела некую поверхностную структуру, она по нескольким причинам может возвращаться в состояние бессознательности, то есть погружаться обратно; всю сумму таких структур мы называем погружающимся (или погруженным**) бессознательным. Погруженное бессознательное — то, что когда-то, в этой жизни индивида, было сознательным, но сейчас скрыто от осознания.

Погруженное бессознательное, в принципе, может включать в себя любую возникшую структуру — коллективную, персональную, архаическую, тонкую и так далее. Оно также может содержать коллективные элементы, возникшие ясно и недвусмысленно, а затем вытесненные, или личные элементы, сформировавшиеся в ходе жизни, а потом вытесненные, или же смесь из тех и других. Юнг много писал об этом, так что нам нет необходимости его повторять. Следует, однако, заметить, что даже Фрейд осознавал разницу между архаическим бессознательным Ид и погруженным бессознательным Ид, хотя иногда вряд ли четко различал их. «В ходе этого медленного развития некоторые содержания Ид попали... в «эго», другие остались в Ид неизменными, как его трудно достижимое ядро. Однако по мере развития юное и слабое «эго» возвращало в бессознательное состояние кое-что из уже поглощенного им материала, отбрасывало его, и точно так же поступало и с некоторыми свежими впечатлениям, которые оно могло в себя вобрать, и потому они, будучи отвергнуты, могли оставить след только в Ид. Учитывая происхождение этой части Ид, мы говорим о ней как о вытесненном материале [в противопоставлении первой части, которая просто бессознательна с самого начала, то есть архаическому бессознательному]». Таково различие или, скорее, одно из различий между оригинальным архаическим бессознательным и вытесненным или погруженным бессознательным. Но, как говорил Фрейд, «не имеет особого значения, что мы не всегда способны провести четкую разграничительную линию между двумя этими категориями содержания Ид. Они примерно совпадают с различением между тем, что присутствовало врожденно и изначально [архаическое бессознательное], и тем, что приобреталось в ходе развития «эго» [погруженное бессознательное]». Обратите внимание на то, что Фрейд пришел к этим выводам на основе эволюционистского мышления, «учитывая происхождение...».

Погруженное бессознательное становится бессознательным по разным причинам, располагающимся в неком континууме невнимания, который простирается от простого забывания до выборочного и далее до насильственного/динамичного забывания (последнее и является настоящим вытеснением). Юнг так пишет о личном погруженном бессознательном:

Личное бессознательное... включает в себя все те психические содержания, которые были забыты в ходе индивидуальной жизни. Их следы все еще хранятся в бессознательном, даже если вся сознательная память о них утрачена. Кроме того, там содержатся все подсознательные впечатления и восприятия, у которых оказалось слишком мало энергии, чтобы достичь сознания. К ним следует добавить бессознательные комбинации идей, слишком слабые и слишком невнятные, чтобы пересечь порог осознавания. И, наконец, личное бессознательное содержит все психические содержания, которые несовместимы с сознательной установкой.

Простое забывание и недостаточный пороговый отклик образуют подсознательное погруженное бессознательное. А динамическое, насильственное забывание есть вытеснение в чистом виде, — это великое открытие Фрейда. Вытесненным погруженным бессознательным является та часть фонового бессознательного, которая, возникнув и подхватив поверхностные структуры, была затем насильственно вытеснена, возвращена в бессознательное из-за несовместимости с сознательными структурами (подробнее об этом в следующем разделе).

Личный аспект вытесненного погруженного бессознательного — это то, что называется Тенью. Возвращенная в бессознательное, она может подвергаться сильному воздействию архаического бессознательного (по законам первичного процесса и в силу принципа удовольствия, которые господствуют в тифонических областях), хотя это, конечно, довольно относительно. Например, я согласен с Юнгом в том, что Тень может быть вербальной и высоко структурированной (похожей по структуре и содержанию на «эго»/Персону). На самом деле, видимо, существует какой-то структурный континуум от высоко структурированных вербальных компонентов бессознательного до первичного хаоса неструктурированной materia prima, плеромной основы архаического бессознательного (на это обратил внимание и Мате Бланко, и это один из тех его выводов, с которыми я полностью согласен). Нет нужды доказывать, что одна из главных причин вытеснения Тени заключается в том, что она становится носителем архаического бессознательного: в нее загружаются те инстинктивные импульсы, которые представляются несовместимыми с «эго».

Внедренное бессознательное

Теперь мы подходим к тому аспекту бессознательного, который больше всего озадачивал Фрейда, но тем не менее стал одним из его величайших открытий. Фрейд отказался от модели сознания-бессознательного ради модели «эго»-Ид, ибо «мы признаем, что Бессознательное не совпадает с вытесненным; по-прежнему верно, что все вытесненное есть Бессознательное, но не все, что является Бессознательным, вытеснено». Помимо архаического бессознательного, являющегося таковым, но не вытесненным, Фрейд обнаружил, что «и в самом «эго» много бессознательного». В то же время, именно в «эго» он поместил начало вытеснения: «Можно сказать, что сопротивление пациента возникает из его «эго»...».

Дело в том, что вытеснение берет начало в какой-то части «эго»; один из его аспектов вытесняет Тень-Ид. Но затем Фрейд обнаружил, что именно эта его часть сама является бессознательной, но не вытесняется. Он просто к двум прибавил два и получил, что не вытесненная часть «эго» есть вытесняющая. Он назвал ее «Супер-“эго”»: она бессознательна, не вытеснена, но вытесняет сама. «Можно сказать, что вытеснение входит в обязанности Супер-«эго», а осуществляется либо самим Супер-«эго», либо послушным его приказаниям «эго», причем части обоих, самого «эго» и Супер-“эго”, остаются бессознательными». Но не вытесненными.

Прежде чем мы попробуем разобраться в этой не вытесненной, но вытесняющей структуре, я должен кратко восстановить в памяти мою общую теорию вытеснения, основанную на работах Пиаже, Фрейда, Салливэна, Юнга и Левинджер. По существу, мы имеем следующее: процесс трансляции по своей природе тяготеет к экранированию всех актов восприятия и переживаний, которые не отвечают базисным ограничивающим принципам самой трансляции. Это нормально и необходимо и это образует основу «необходимых и нормальных механизмов защиты» — препятствуя подавлению или перегрузке системы самости ее окружением, внутренним или внешним. Это нормальное «невнимание», и оно — вопреки изобилию теорий, утверждающих, что «фильтрование» искажает реальность — абсолютно необходимо для нормального уравновешивания.

Если же процесс трансляции на любом уровне наталкивается на какие-либо задержки, то индивид транслирует свою самость и мир неправильно (искажает или уничтожает, замещает или сжимает аспекты глубинной структуры, которая с тем же успехом могла бы правильно существовать в качестве поверхностных структур). Это происходит различными способами и по множеству причин и выражается в «энергетических порогах» или «информационных искажениях». Существенно то, что индивид теперь избирательно невнимателен или принудительно сдержан в своем осознании. Он уже не просто транслирует свою самость и мир (через посредство «нормальной невнимательности»), а «редактирует» любые угрожающие аспекты своих самости и мира (посредством избирательного невнимания). Результатом такой неправильной трансляции будут одновременно симптом и символ, а задачей терапевта (как мы уже видели) можно считать помощь индивиду в пере-трансляции («интерпретации») его символических симптомов в их исходную форму путем предложения ему «значений» для символов-симптомов («Ваше чувство тревоги — это в действительности чувство замаскированной ярости»). Вытеснение — это просто форма неправильной трансляции, но такой, которая является не просто ошибкой, а намеренным (даже если и бессознательным) редактированием, динамическим вытеснением со своими законными интересами. Человек не просто забывает, он не хочет помнить.

На каждом уровне развития самоощущение отождествляется со вновь возникшими структурами данного уровня. Когда из плеромы возникает тело, самость отождествляется с ним; затем — с появившимся вербальным умом и так далее. Далее, по самой природе исключительного самоотождествления никто не отдает и не может отдавать в нем себе отчета без разрушения этого отождествления. Другими словами, любое исключительное отождествление бессознательно — по определению и фактически. В тот момент, когда ребенок понимает, что он имеет тело, он перестает быть одним только телом: он осознает его, трансцендирует его и смотрит на него при помощи своего ума, а потому больше уже не может быть только телом. Также и в тот момент, когда взрослый понимает, что у него есть ум, он перестает быть только умом и начинает воспринимать его с точки зрения тех тонких сфер, которые находятся за пределами ума. До этого самость была более или менее исключительно отождествлена с данными структурами и потому не могла отдавать себе в этом отчет; она не могла видеть эти структуры потому, что сама была ими.

Иными словами, на каждом уровне развития невозможно полностью видеть видящего. Никакая наблюдающая структура не может наблюдать себя наблюдающей. Структуры данного уровня используются, как инструменты восприятия и трансляции мира — но нельзя воспринять и транслировать сами такие структуры, во всяком случае, полностью. Это может произойти только с более высокого уровня. Суть в том, что каждый процесс трансляции видит, но сам невидим; транслирует, но сам не транслируется; и он способен вытеснять, но сам не вытесняется.

Фрейдовское Супер-«эго» вместе с защитными механизмами и структурой характера являются теми аспектами уровня «эго», с которыми самость бессознательно отождествляется, причем настолько глубоко, что они не могут объективно восприниматься, как все остальное в «эго». Они транслируют, но сами не поддаются трансляции, вытесняют, но остаются не вытесненными. Это очень хорошо согласуется с соображениями Фрейда по поводу Супер-«эго», ибо сам он представлял, что: 1) Супер-«эго» создается идентификацией («идентификации замещают объекты-предпочтения») и 2) одна из целей терапии состоит в том, чтобы сделать Супер-«эго» сознательным, увидеть его как объект, и тем самым прекратить его использование в качестве чего-то, через что видишь и (неправильно) транслируешь мир. Это просто отдельный момент в общем процессе эволюции, который мы описывали ранее, когда после отождествления со вновь возникшей структурой — что является необходимым и желательным — индивид затем освобождается от этой структуры, разотождествляясь с ней, чтобы позже интегрировать ее в единство более высокого порядка. Я должен вскользь упомянуть, что, согласно Фрейду, Супер-«эго» часто бывает суровым и «мазохистским» из-за загрязнения архаическим бессознательным.

Как бы то ни было, Супер-«эго» — это просто один из примеров того, что мы называем внедренным бессознательным: из-за его внедренности в качестве самости, последняя не в состоянии видеть его целиком или четко. Оно бессознательно, но не вытеснено; оно является тем аспектом фонового бессознательного, который, однажды возникнув, возникает как система самости и потому остается бессознательным, обладая властью отправлять другие элементы в вытесненное бессознательное. И опять-таки, оно не вытеснено, но вытесняет само. Это может происходить на любом уровне сознания, хотя, естественно, специфические детали значительно разнятся, ибо инструментами сопротивления становятся структуры данного уровня, а каждый уровень несет в себе совершенно особенные структуры (например, когда телесное «эго» было внедренным бессознательным, оно использовало в качестве форм неправильной трансляции не вытеснение, а интроекцию и проекцию, являющиеся частью первичного процесса, господствующего в тифонических-телесных областях). Впрочем, наиболее насильственные, патологические и характерные формы процесс, в целом, принимает на «эго»-ментальном уровне и в низших тонких областях. Уровням ниже этих не достает силы поддерживать жестокое вытеснение (архаическое Ид изначально не вытеснено и не вытесняет), а более высокие становятся настолько трансцендентными и интегрированными, что вытеснение, как мы обычно его представляем, угасает. Высшие области имеют свои собственные формы сопротивления, но это предмет отдельного изучения.

Всплывающее бессознательное***

Давайте теперь рассмотрим кого-нибудь, кто проделал эволюционные шаги от плеромы до телесной самости и далее до «эго»-ума. В фоновом бессознательном еще остаются глубинные структуры тонких и причинных сфер. Они еще не поднялись в сознание и, как правило, не могут возникнуть в нем, пока не появились более низкие структуры. Поскольку высшие структуры заключают в себе низшие, они должны развертываться последними. В любом случае смешно было бы говорить о реализации трансперсонального, прежде чем сформировалось персональное. Трансперсональные (тонкие и причинные) области еще не вытеснены, не экранированы от осознания, не отфильтрованы, — у них пока не было возможности возникнуть, всплыть в сознании. Мы же не говорим о двухлетнем ребенке, что он сознательно сопротивляется изучению геометрии, — его ум пока не развился и не развернулся до той степени, которая позволила бы ему начать занятия математикой. И как нельзя обвинить ребенка в вытеснении математики, мы не обвиняем его и в вытеснении трансперсонального.

В любой точке цикла развития эти еще не возникшие из фонового бессознательного глубинные структуры называются всплывающими. Для индивида на уровне «эго» или кентавра низшая и высшая тонкая, а также низшая и высшая причинная структуры будут всплывающим бессознательным. Они бессознательны, но не вытеснены (в этой жизни; я снова исключаю инволюционную и пренатальную**** психологию, о которой говорится в последней главе данной книги).

Отметьте, что тонкое/причинное всплывающее бессознательное разделяет некоторые характеристики архаического бессознательного, а именно: и то, и другое никогда (или еще) не было сознательным в этой жизни индивида и потому не вытеснялось, а находится в бессознательном с самого начала. Разница между ними (помимо того, что одно низко и примитивно, а другое высоко и трансцендентно) заключается в том, что архаическое бессознательное — это прошлое человечества, а всплывающее — его будущее. Однако бессознательное-будущее детерминировано только в отношении глубинных структур; поверхностные же еще не зафиксированы. Бессознательное-прошлое, с другой стороны, содержит не только глубинные, но и поверхностные структуры (такие, как Тень), поскольку и те, и другие уже возникли и были определены осознанием.

Теперь предположим, что развитие не останавливается на эгоическо-кентаврической сфере, — а исторически именно здесь происходит остановка, — и что тонкая сфера сама собой начнет возникать из фонового бессознательного. В действительности нет возможности указать точные сроки для этих высших сфер и стадий, ибо коллективное человечество эволюционировало лишь до стадии «эго», так что пока существует определенность только в отношении возникновения уровней, ведущих к этой стадии. Вообще говоря, тонкая область может начинать появляться когда заканчивается отрочество, но вряд ли раньше. По всевозможным причинам ее возникновение будет сопровождаться сопротивлением и даже, в некотором смысле, вытеснением. Ведь у «эго» достаточно сил для вытеснения не только низших, но и высших сфер, — оно способно отгораживаться от сверхсознания так же прочно, как и от подсознания.

Ту часть фонового бессознательного, возникновение которой вызывает сопротивление или вытеснение, мы называем всплывающим-вытесненным бессознательным. Это та часть фонового бессознательного, которая — за исключением возможной остановки в развитии, — остается бессознательной, миновав точку, где могла бы стать сознательной. Поэтому мы вправе искать причины такого невозникновения, и мы находим из в целом наборе настоящих защит против трансценденции. Среди них рационализация («Трансценденция невозможна или патологична»), изоляция или избегание отношений («Моему сознанию надлежит оставаться в границах кожи»), ужас перед смертью («Я боюсь умереть для моего «эго», что же тогда от меня останется?»), десакрализация (термин Маслоу для обозначения отказа видеть в чем бы то ни было трансцендентные ценности), подмена (интуитивно постигаемая высшая структура подменяется низшей с претензией на то, что низшая и есть высшая), сведение (к формам низшего знания или опыта). Какие-то из них или все сразу просто становятся частью процессов трансляции «эго», так что оно спокойно продолжает транслировать, тогда как на самом деле уже должна начинаться трансформация.

Поскольку психоанализ и ортодоксальная психология никогда по-настоящему не понимали природу всплывающего бессознательного в его высших формах, то каждый раз, когда в осознании начинает всплывать тонкая или причинная область, — как пиковое переживание, или как тонкий свет и блаженство, — они спешат объяснить это прорывом какого-либо архаического материала или давно вытесненных импульсов. Не зная ничего о всплывающем бессознательном, они пытаются анализировать происходящее в терминах погруженного бессознательного. Они полагают, например, что тонкая область — это не возникающая более высокая структура, а де-дифференцирующаяся низшая; не вневременность, опускающаяся вниз, а до-временность, возвращающаяся вверх. И поэтому они прослеживают самадхи вспять, до инфантильного единства с питающей грудью, сводят надличностное единство к доличностному слиянию в плероме, низводят Бога до соска, захваченного зубами младенца, и поздравляют друг друга с разъяснением Тайны. Все эта затея начинает уже разваливаться под собственной тяжестью, ибо слишком смехотворно то обилие вещей, которое психоанализ вынужден приписывать первым четырем месяцам жизни младенца, чтобы объяснять все, что возникает впоследствии

Как бы то ни было, теперь, с пониманием этих шести типов бессознательного (фоновое, архаическое, погруженное, внедренное, всплывающее и всплывающее-вытесненное), а также процесса трансляции/трансформации и стадий развития, представленных в первой части книги, мы можем обратиться к краткому рассмотрению медитации по отношении к бессознательному.



* Мы переводим авторский термин «ground unconscious» как фоновое бессознательное, используя понятие «фон» в том смысле, который оно имеет: 1) в гештальт-психологии (фигура-фон); и 2) в представлении о фоне как о чем-то постоянно присутствующем вне зависимости от всего остального (например, фон радиоизлучения, шумовой фон и т. д.). Такой перевод представляется нам наиболее адекватным мысли автора. — Прим. ред.

** Автор использует термин «погружающееся» чтобы подчеркнуть динамический характер этого типа бессознательного — его содержание никогда не остается постоянным, поскольку в любой момент жизни индивида какой-то материал вытесняется или просто забывается за ненадобностью, а какой-то другой материал по той или иной причине всплывает из бессознательного в сознание. — Прим. ред.

*** Автор использует термин «emergent», который можно перевести и как «всплывающее», и как «возникающее». Учитывая сказанное в примечании 44 о фоновом бессознательном, термин «всплывающее бессознательное» кажется нам более подходящим, если его трактовать в смысле гештальт-теории, то есть, как некую новую фигуру, всплывающую из фона при более внимательном рассмотрении. Здесь мы имеем явную параллель с понятием кибернетики о том, что белый шум (фон) потенциально содержит в себе всю возможную информацию — возникая, она просто «всплывает» из фона. Эту интересную параллель подметил Ст. Лем в своей книге «Сумма технологии». — Прим. ред.

**** Пренатальный — относящийся к жизни до рождения, в частности, к внутриутробному развитию. Автор использует этот термин в более широком смысле, связывая его с состоянием души между последовательными воплощениями, как они понимаются в традиции индуизма и в «Тибетской книге мертвых». — Прим. ред.

подготовил материал Егор Булыгин
опубликовано на NLPING.ru 6.11.2007

Оценить:


Комментарии Facebook

Комментарии Вконтакте



Рекомендуем

Жмите, чтобы получить доступ